Я решил никогда не выходить без противогаза

Классик советского кино Григорий Чухрай, призванный в РККА в 1939 году, вспоминал, что на случай химической атаки его роте выдавались противогазы и противоипритные пакеты из двух ампул со спиртом. Солдаты прогоняли спирт через противогаз, очищали его от гашеной извести и делали содержимое ампул пригодным для употребления. Для поколения Чухрая химическое оружие уже не было новостью, а вот появление отравляющих газов во время Первой мировой войны вызвало у современников ни с чем не сравнимый ужас.

«Появилось слово «иприт» — так окрестили отравляющие газы, которые немцы применили впервые в битве за Ипр.

В 1921 году я снова увидел развалины Ипра. В землянках жили вернувшиеся жители. Предприимчивые люди построили бараки с вывесками «Гостиница победы», «Кафе союзников», «Ресторан мира», Тысячи туристов приезжали поглядеть на развалины. Инвалиды, безногие, слепые продавали открытки с видами разгромленного города.

Потом Ипр отстроили, и началась новая война»

«Я говорил, что первая мировая война была черновиком, но этот черновик никто не назовет детским лепетом. Шли газовые атаки (одной из жертв был [художник Фернан] Леже)»

Илья Эренбург («Люди, годы, жизнь»)

 

Канадский военнослужащий, пострадавший от иприта.
Канадский военнослужащий, пострадавший от иприта. Источник: paulineconolly.com

 

Наступление британской пехоты в газовом облаке, 1915.
Наступление британской пехоты в газовом облаке, 1915. Источник: militarymachine.com

 

«На передовой люди были заняты, согласно многократно тренировавшемуся «поведению при газовой атаке», тем, что смазывали свои винтовки, дула которых совершенно почернели от газа. Фенрих с грустью показал мне свою новую портупею, утратившую серебристый блеск и ставшую зеленовато-черной.

Поскольку у противника все было спокойно, я опять отошел со своими подразделениями. В Монши мы увидели множество сидящих перед медпунктом людей, пораженных газом; они прижимали руки к бокам, стонали и задыхались, глаза их слезились. Все это было совсем не безобидно. Некоторые из них скончались через несколько дней в ужасных мучениях. Нам пришлось вынести газовую атаку чистого хлора — отравляющего вещества, разъедающего и сжигающего легкие. С этого дня я решил никогда не выходить без противогаза. До сих пор с неописуемым легкомыслием я частенько оставлял его в блиндаже, используя футляр в качестве сумки для бутербродов»

Эрнст Юнгер («В стальных грозах» / Начало битвы на Сомме)

 

Газовая бомба, 1915.
Газовая бомба, 1915. Источник: vimyridgehistory.com

 

Футбольная команда британских солдат в противогазах, 1916.
Футбольная команда британских солдат в противогазах, 1916. Источник: esmateria.com

 

«Весной [1916 года] до нас дошло, что немцы обстреливали соседние части газовыми снарядами. Еще не успокоились встревоженные этим умы, как «солдатский вестник» разнес слух, будто на один из полков дивизии немцы пустили облако удушливых газов. Передавали, как напуганные солдаты бросились бежать, но настигнутые газом, падали в страшных мучениях. Называли число погибших — свыше двух тысяч человек. Хотя многое было преувеличено, сам факт имел место.

Через некоторое время нам роздали подушечки из марли, смоченные каким-то раствором, говорили, что они защищают от отравляющих веществ. Потом прислали противогазы. Первые образцы были громоздкими и неудобными. Многие в них не могли дышать. Начались ежедневные тренировки.

Одновременно пришло распоряжение наладить в ротах противогазовую службу. Предписывалось в каждом взводе держать специального наблюдателя и иметь запас топлива для костров. В случае появления со стороны противника белого, стелящегося облачка наблюдатель обязан был поднять тревогу и зажечь костры. Солдатам надлежало собираться вокруг них, так как дым обеспечивал дополнительную защиту.

В один из апрельских вечеров и наш полк находившийся тогда в резерве недалеко от фронта, подвергся газовой атаке. Накануне вечером мы с Микиртумовым разговорились и уснули поздно. Поэтому спали крепко, и не сразу дошел до сознания голос фельдфебеля Поцелуева, кричавшего в открытую дверь землянки:

— Ваши благородия! Газы!

— Что такое? Какие газы? — подняв голову, спросил заспанный Микиртумов.

— Немецкие газы!

Немецкая газовая атака на Восточном фронте.
Немецкая газовая атака на Восточном фронте. Источник: evropaelire.org

 

Мы вскочили. Я сразу почувствовал неприятный запах. Ощущение такое, будто отдает растертым луком, раствором горчицы или еще какой-то острой смесью.

Солдаты растерянно метались по лагерю, не зная, что делать.

— Смирно! — громко скомандовал я. И когда люди успокоились, подал вторую команду: — Надеть противогазы, зажечь костры!

Командир роты в противогазе дышать не мог и уселся возле костра, а меня попросил проверить порядок в роте. Я прошел от землянки к землянке. Костры горели тускло, словно в синем тумане. Некоторые солдаты сняли противогазы и, приблизив лица чуть ли не к самому пламени, учащенно дышали.

Скоро после восхода солнца под его лучами газовое облако стало редеть, а потом и совсем пропало. Я снял противогаз — запаха почти не слышно.

От газов у нас пострадало всего пять солдат. Их эвакуировали в тыл»

Василий Абрамов («На ратных дорогах»)

 

 

 

 

Итальянские солдаты, погибшие после газовой атаки, 1916.
Итальянские солдаты, погибшие после газовой атаки, 1916. Источник: howlingpixel.com

 

 

Последствия атаки ипритом.
Последствия атаки ипритом. Источник: pinterest.com

 

«Относительно применения газов в Москве я выяснил следующее: наряд на 2000 химических снарядов дан, и на этих днях они должны прибыть в Тамбов. Распределение по участкам: 1-му, 2-му, 3-му, 4-му и 5-му по 200, 6-му — 100».

Рапорт Тухачевскому об использовании химического оружия против крестьян, восставших на Тамбовщине (Сенников Б. В. Тамбовское восстание 1918—1921 гг. и раскрестьянивание России 1929—1933 гг.)

 

«Особенно большие потери несли мы от комбинированных ударов химическими и осколочными снарядами. Химические снаряды раскалывались, и отравляющий газ расползался по земле, быстро заполняя траншеи, окопы, блиндажи, землянки. Противогазами же Зелинского на передовой была обеспечена едва ли треть личного состава. Спасаясь от газа, солдаты выскакивали из укрытий и попадали под разрывы осколочных снарядов. Нам, артиллеристам, хорошо было известно расположение немецких батарей, но для их подавления не было снарядов»

Николай Хлебников («Под грохот сотен батарей»)

 

 

 

Японские войска в ходе химической атаки в Шанхае, 1937.
Японские войска в ходе химической атаки в Шанхае, 1937. Источник: nationstates.net

 

Боеголовка с зарином, 1960-ые.
Боеголовка с зарином, 1960-ые. Источник: wearethemighty.com

 

«Нам на случай химической войны выдавали противогазы и противоипритные пакеты, состоявшие из двух ампул по двадцать пять граммов спирта, но, чтобы у солдат не было соблазна выпить спирт до химической атаки, в спирт добавляли гашеную известь.

Изобретатели этого метода были уверены, что остроумно и просто решили проблему. Но солдаты решили эту проблему еще проще. Они вскрывали ампулы и прогоняли спирт через противогаз. Спирт очищался от извести и становился пригодным для употребления. Способ был неоднократно проверен практикой и давал желаемый результат.

Мы так и поступили»

Григорий Чухрай («Моя война»)

Источник ➝

Победный таран капитана Матвеева. Как элиту люфтваффе спустили на землю

В Музее Победы хранятся личные фотографии комэска Владимира Матвеева. А посвященные ему стихи раньше знали наизусть многие ленинградцы.

В боях под Ленинградом части вермахта поддерживали с воздуха 760 самолетов 1-го воздушного флота Германии и 307 финских машин. Соотношение сил было примерно 2 к 1 в пользу гитлеровцев, вспоминал маршал Александр Новиков, в Великую Отечественную командовавший авиацией Ленфронта.

Пилоты элитного подразделения люфтваффе – эскадры Grunherz были мастерами воздушного боя и славились тем, что понесли наименьшие потери в сражениях в Испании, Франции, битве за Британию.

Однако над Ленинградом уже к 22 июля 37 из 112 летчиков эскадры погибли или пропали без вести. Многих немецких асов советские летчики «ссаживали» с небес, применяя оружие последнего шанса – таран. За сорок первых дней обороны Ленинграда защитники неба над ним совершили 20 таких ударов.

После боя, закончившегося тараном, за семь месяцев 1941 года капитан Матвеев сбил еще 13 самолетов

«Вернулся я в штаб на Дворцовую площадь поздно и сразу же потребовал боевую сводку дня. Ничего утешительного в ней не было. Правда, под Лугой противник безуспешно пытался занять предполье, но на новгородском направлении соединения 56-го моторизованного корпуса теснили нас на Сольцы. Наша авиация, пользуясь улучшением погоды, все светлое время висела над войсками гитлеровцев, нанося по ним бомбовые и штурмовые удары. По предварительным данным, советские летчики только на лужском направлении уничтожили за двое суток – 11 и 12 июля – 60 танков и около 100 автомашин с мотопехотой врага. Отдельно от сводки лежала телефонограмма. «Опять потери!» – с горечью подумал я. Но на этот раз ошибся. В телефонограмме сообщалось о подвигах двух летчиков-истребителей: командира эскадрильи 154-го иап коммуниста Матвеева и командира звена 19-го иап кандидата в члены партии Антонова. Оба сбили вражеские самолеты тараном», – вспоминал маршал Новиков.

Капитан Матвеев в небе Северной Пальмиры новичком не был. В советско-финскую войну получил самую уважаемую солдатскую медаль – «За отвагу». С первых дней Великой Отечественной на фронте. 7 июля 1941 года командир эскадрильи 154-го истребительного полка Северного флота в «собачьей свалке» – воздушном бое, когда рубились не на жизнь, а на смерть несколько десятков машин, израсходовав весь боезапас своего МиГ-3, таранил Ме-109 – концом плоскости срезал хвостовое оперение фашистского истребителя. Вражеский самолет упал у деревни Малютино, советский ас сумел дотянуть до своего аэродрома и благополучно приземлиться.

Звание Героя Советского Союза присвоено Матвееву 22 июля 1941 года. Орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» в Смольном ему вручал член Военного совета фронта корпусной комиссар Николай Климентьев. Поэт Александр Прокофьев написал о подвиге Матвеева:

Все мы, все мы нынче ленинградцы,

Как и ты, товарищ капитан,

Враз решивший:

– Драться, так уж драться.

Кончились патроны – на таран!

Капитан Матвеев получил новое назначение – командовать 158-м иап 39-й иад ВВС Северного фронта. С конца декабря 1941 года полк перебазировался на полевой аэродром Подборовье и приступил к сопровождению транспортных самолетов в блокадный Ленинград. Когда в полную силу заработала ледовая дорога через Ладогу, полк прикрывал войска 54-й армии, обеспечивал охрану путей и моста через реку Волхов. За семь месяцев капитан Матвеев сбил 13 вражеских самолетов. Летчики авиаполка, которым он командовал, уничтожили за это время 69 немецких асов.

Погиб 1 января 1942 года над Ладогой, прикрывая Дорогу жизни. Но и в последней своей схватке советский ас сумел сбить вражеский Ме-109. Похоронили героя в родном Ленинграде, на Северном кладбище.

Сын летчика Владимир Владимирович Матвеев служил в Пограничных войсках СССР, уволился в запас в звании полковника. В его семье чтут память о знаменитом дедушке – с любовью оформили альбом с документами и фотографиями военной поры, пять снимков Владимира Ивановича передали в Музей Победы.

Наталья Катрич,
ведущий специалист по связям с общественностью Музея Победы

Популярное в

))}
Loading...
наверх