Судьба разведчицы: История настоящей «радистки Кэт» Анны Филоненко

Когда Татьяна Лиознова задумывала свой фильм о разведчиках, она хотела, чтобы эта картина получилась максимально достоверной. И показала бы не только работу нелегалов, но ещё и то, как жилось резидентам в тылу врага. Когда режиссёр обратилась к высоким чинам КГБ, ей представили консультанта – Анну Фёдоровну Филоненко, которая и стала впоследствии прообразом для героини Екатерины Градовой, русской радистки Кэт.

От ткацкого станка до школы разведчика

Анна Камаева. 

Анна Камаева (девичья фамилия) появилась на свет в 1918 году в простой крестьянской семье, трудолюбивой и многодетной.

Казалось, её жизнь пойдёт по определённому пути: школа, ФЗУ, завод. Так оно всё и начиналось. Анна работала ткачихой на фабрике «Красная роза», была на хорошем счету, планы перевыполняла и в общественной жизни участвовала.

Ей было 20, когда девушку по комсомольской путёвке направили на новую работу. Сначала она окончила Школу особого назначения, где изучила испанский, польский и финский языки, а ещё радиодело и основы обращения с оружием. Совсем недолго девушке довелось поработать в центральном аппарате внешней разведки, но с началом войны она попала в группу особого назначения.

Екатерина Градова в роли радистки Кэт. 

Здесь подготовка была куда серьёзнее и ей отводилась особая миссия: устранение Гитлера при условии, если Москва будет захвачена и фюрер прибудет в Россию. Анна знала, что в случае покушения она погибнет. К счастью, немцев остановили, а девушка была отправлена в тыл врага в составе диверсионной группы.

Тогда молодая разведчица получила свою первую правительственную награду за успешное выполнение задания. И снова отправилась на учёбу. Теперь ей предстояло пройти подготовку к нелегальной работе за границей.

Жизнь под прикрытием

Анна Камаева. 

Первая зарубежная командировка Анны Камаевой состоялась в 1944 году. Она отправилась в Мексику для участия в специальной операции по освобождению Рамона Меркадера, который за четыре года до этого устранил Троцкого. Однако после операцию свернули, а девушка вернулась на родину.

Замуж за Михаила Филоненко, своего коллегу-разведчика, она выходила по любви, однако оба они знали, что семья станет частью их работы. Когда в 1947 году на свет появился их сын Павел, они стали учить его испанскому и чешскому языкам. Тогда уже была разработана легенда для их семьи, согласно которой им предстояло стать беженцами из Чехословакии.

Михаил и Анна Филоненко. 

Несколько коротких вылазок за рубеж прошли вполне успешно, и в 1951 году Анна, уже ждавшая появления на свет дочери, её муж Михаил и маленький сын тайно перешли советско-китайскую границу. Семья, согласно легенде, бежала из социалистической Чехословакии.

Уже в Харбине Анна родила дочь Марию. В отличие от героини фильма «Семнадцать мгновений весны», во время родов Анна не позволила себе звать маму на русском языке. Даже во время схваток она не теряла контроля над собой. Малышку впоследствии крестили в католическом храме, ведь по легенде беженцы из Чехословакии были убеждёнными католиками.

Три года супруги провели в Китае, после чего были переброшены в Бразилию. Михаилу предстояло построить собственный бизнес, начиная с нуля. Пока глава семьи пытался развивать своё дело, которое бы стало прикрытием для его разведывательной деятельности, семья отчаянно нуждалась.

Но со временем всё наладилось, бизнес стал приносить свои плоды, у супругов появились не только деньги, но и нужные связи. В числе приятелей Михаила Филоненко были довольно высокопоставленные чиновники и военнослужащие, которые делились с «другом» секретной информацией о деятельности американских военных баз или грузах стратегического назначения.

Екатерина Градова в роли радистки Кэт. 

Вскоре у супругов родился третий ребёнок, сын Иван. В бразильском роддоме Анна ни на секунду не потеряла самообладания и ничем себя не выдала. Позже в служебной характеристике Анны Филоненко появится запись о большой выдержке и самообладании разведчицы, которая могла переносить любые тяготы работы в сложнейших условиях.

Даже когда женщине сообщили о том, что самолёт, на борту которого находился её супруг, потерпел крушение, а все пассажиры погибли, Анна не позволила себе расслабиться. Она стоически держалась до того самого момента, когда узнала, что Михаилу пришлось изменить свои планы и он летел другим рейсом.

Возвращение

Михаил Филоненко. 

Их работа была филигранной, за всё время их жизни за границей ни у кого не возникло и тени сомнения в благонадёжности семьи. Михаил был на хорошем счету, его дела шли настолько хорошо, что он даже подружился с Альфредо Стресснером, парагвайским диктатором. Они часто бывали вместе на охоте и Стресснер был довольно откровенен со своим другом.

После провала в США Рудольфа Абеля (Вильяма Фишера) супругам Филоненко пришлось освоить новый канал связи. Теперь Анна, игравшая роль супруги бизнесмена, стала передавать шифровки супруга с помощью радиостанции. Принимали их проходящие вдоль побережья Южной Америки советские суда. Даже дети не знали, кем на самом деле они являются.

Анна Филоненко. 

Супруги Филоненко могли бы работать ещё долгие годы, однако Михаил в 1960 году перенёс тяжёлый инфаркт, после которого дальнейшая работа была уже невозможной. В центре разработали сложнейшую операцию по возвращению их семьи на родину. Анна и Михаил с детьми не могли просто так исчезнуть, ведь в Бразилии должна была сохраниться созданная за время работы агентурная сеть, которую бы возглавили другие разведчики.

Семья вернулась в СССР, когда их старшему сыну уже исполнилось 13 лет. Оказавшись в Москве, Павел спросил отца: «Папа, а мы что, русские шпионы?» Как выяснилось, он смутно помнил, как они переходили советско-китайскую границу, однако не был уверен в том, что его детские воспоминания правдивы.

Анна Филоненко. 

В Советском Союзе Анна и Михаил вышли в отставку, а дети довольно быстро смогли адаптироваться и принять новые условия жизни. Впрочем, долгие годы и они не знали о том, кем на самом деле были их родители. При жизни супругов сохранялась тайна их деятельности, а правда была раскрыта лишь после того, как Анны и Михаила не стало.

Глава семьи скончался в 1982 году, Анна Филоненко прожила ещё 16 лет и ушла из жизни в 1998. Лишь после смерти Анны Фёдоровны Служба внешней разведки позволила обнародовать небольшую часть истории жизни супругов-разведчиков, а вот всей правды о деятельности нелегалов, кажется, не узнает никто.

Вырезка из кинофильма 17 мгновений весны. Прелюдия для Кэт. 

В августе 1973 года в течение 12 вечеров подряд в Советском Союзе творились странные вещи: резко возрастало потребление электроэнергии, при этом снижался расход воды, да еще и уличная преступность была практически на нуле. Этот факт зафиксирован в милицейской статистике. Необъятная страна впервые смотрела фильм Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны».

                                                                                                                      Источник

Запрет на любовь в СССР

15 февраля 1947 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О воспрещении браков между гражданами СССР и иностранцами». Официально этот запрет объяснялся заботой о советских женщинах, о чем в указе говорилось так: «Наши женщины, вышедшие замуж за иностранцев и оказавшиеся за границей, в непривычных условиях чувствуют себя плохо и подвергаются дискриминации».

Но на самом деле власти беспокоились о другом.

blackmarriage_usssr1

Борьба против интернациональных браков началась в СССР еще в годы Великой Отечественной войны, когда часть советских военных (как мужчин, так и женщин) успела завести семьи в странах Восточной Европы, на территории которых шла война и где в послевоенные годы СССР держал огромные оккупационные войска.

Когда же советские войска начали отводить на родину, то ситуация оказалась непростой — в СССР после войны осталось много одиноких женщин, а мужчины возвращались женатые.

Попытки же бывших медсестер, связисток и летчиц остаться со своими возлюбленными за рубежом расценивались как классовая незрелость. К тому же наша страна была разорена, многие города разрушены, хозяйству и промышленности требовались огромные ресурсы для восстановления, в первую очередь человеческие.

Нельзя забывать здесь и демографический фактор, который также сыграл не последнюю роль в мерах по удержанию в стране здоровых мужчин и женщин детородного возраста. Ведь за годы войны много мужчин погибло, а несколько миллионов советских женщин из оккупированных районов СССР были вывезены в Германию и ее страны-союзницы, и не все из них вернулись обратно.

 

Поэтому, чтобы прекратить «отток» советских граждан за рубеж, указом от 15 февраля 1947 года браки с иностранцами были запрещены. Причем правительство приняло постановление не только запретить браки с иностранцами (иностранками), но и заключенные браки признать недействительными. Эти меры, по мнению историков, стали причиной разрушения семей и судеб многих людей.

Наказание за нарушение указа было соответствующим сталинскому времени — срок по печально известной 58-й статье за «антисоветскую агитацию», под которой подразумевался сам факт заключения брака, сожительства или романа с иностранцем.

Хотя у желающих вступить в брак с иностранцами и после запрета оставалась возможность это сделать (сменить гражданство), отказ от советского гражданства рассматривался как измена Родине, за что полагался расстрел. Также стоит отметить, что одновременно с запретом браков с иностранцами в СССР женщинам запретили делать аборты, а супругам ужесточили условия разводов. И все это для улучшения демографической ситуации в стране.

Запрет на интернациональные браки был отменен вскоре после смерти Сталина, но репрессии против таких брачующихся продолжались еще много лет. При Хрущеве за роман с иностранцами увольняли с работы, препятствовали новому трудоустройству и даже высылали в отдаленные районы страны как тунеядцев.

Сами же браки расценивались как «предательство», осуждались в советской прессе и на «собраниях общественности» по месту работы. Зато КГБ охотно использовало их для внедрения своей агентуры за границей.

 

Но, несмотря на это, репрессии еще продолжаются. Этот подход меняется после VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который проходит в 1957 году в Москве. Тогда в Белокаменную приезжает около 35 тысяч гостей из 131 страны мира. Девушки и юноши обмениваются рукопожатиями, приветливыми улыбками и заинтересованно изучают друг друга. На этом их отношения далеко не заканчиваются…

В своих мемуарах Алексей Козлов напишет: «События развивались с максимальной скоростью. Никаких ухаживаний, никакого ложного кокетства. Только что образовавшиеся парочки скорее удалялись подальше от зданий, в темноту, в поля, в кусты, точно зная, чем они немедленно займутся. Особенно далеко они не отходили, поэтому пространство вокруг гостиниц было заполнено довольно плотно, парочки располагались не так уж далеко друг от друга, но в темноте это не имело значения. Образ загадочной, стеснительной и целомудренной русской девушки-комсомолки не то чтобы рухнул, а, скорее, обогатился какой-то новой, неожиданной чертой — безрассудным, отчаянным распутством.

Вот уж, действительно, «в тихом омуте…». Срочно были организованы специальные летучие моторизованные дружины на грузовиках, снабженные осветительными приборами, ножницами и парикмахерскими машинками для стрижки волос наголо. Когда грузовики с дружинниками, согласно плану облавы, неожиданно выезжали на поля и включали все фары и лампы, тут-то и вырисовывался истинный масштаб происходящей «оргии». Любовных пар было превеликое множество.

Иностранцев не трогали, расправлялись только с девушками: у них выстригалась часть волос, делалась такая «просека». После чего девице оставалось только одно — постричься наголо и растить волосы заново. Слухи о происходящем моментально распространились по Москве. Некоторые, особо любопытные, ходили к гостинице «Турист», в «Лужники» и в другие места, где были облавы, чтобы просто поглазеть на довольно редкое зрелище».

Через девять месяцев, весной 1958-го, на свет начали появляться «дети фестиваля». У большинства из них была смуглая кожа, так что матерям было сложно скрыть происхождение плода своей тайной любви. Сначала каждый выход ребенка на улицу превращался в своеобразный аттракцион, поскольку темнокожий малыш считался признаком легкого поведения матери.

 

После этого очень быстро в СССР опять легализовали аборты и внесли поправку в советский Семейный кодекс. Тем более что времена менялись, и количество иностранцев в Стране Советов постоянно увеличивалось. Прежде всего, это были выходцы из стран Азии, Африки и Латинской Америки. На рубеже 1950–1960-х годов только один университет имени Патриса Лумумбы ежегодно выпускал 300–350 специалистов.

То есть на протяжении пяти лет только в этом вузе Москвы постоянно проживало около полутора тысяч представителей неевропеоидной расы. Наложить табу на интернациональную любовь было уже очень сложно.

Массовыми репрессии против «неправильной» любви перестали быть при Брежневе, а в 1969 году был пересмотрен и Семейный кодекс — советские граждане получили разрешение на создание семьи с иностранцем, однако чисто формально. В действительности такие браки не приветствовались, от желающих вступить в брак с иностранцами требовали сбора таких документов и в таком количестве, что собрать их было практически невозможно.

К тому же оформить супружеские отношения можно было только в крупных городах СССР и в строго определенных ЗАГСах. Только после распада Советского Союза браки с иностранцами стали возможны без особых ограничений и даже стали популярны.

Популярное в

))}
Loading...
наверх