Последние комментарии

  • Яна Руднева
    Молодец, Елизавета! А мужчинам стыдно должно быть. Жуков - герой на все времена! Светлая ему память!Георгий Константинович Жуков
  • Яна Руднева
    Как по реплике видно человека...барахло важнее судьбы родины.Георгий Константинович Жуков
  • Яна Руднева
    У Вас совесть есть или заказ выполняете?Георгий Константинович Жуков

Красная черта между СССР и Китаем

Вынужденные договоры

Первым документом, установившим границу между двумя странами, стал Нерчинский договор 1689 года. Русские, начавшие активное освоение Приамурья в середине XVII века, столкнулись с жёстким противостоянием маньчжуров и после длительной осады Албазинского острога на Амуре вынуждены были отправить посольство с предложением о заключении мирного договора.

По его условиям Россия отдавала Империи Цин всё Приамурье.

Граница между двумя государствами была проведена по реке Аргунь и далее — вплоть до берегов Охотского моря. За следующие 170 лет расклад сил на Дальнем Востоке изменился коренным образом. Китай был ослаблен серией Опиумных войн и внутренними восстаниями, и Россия смогла вернуться в Приамурье вместе со сплавами графа Николая Муравьева-Амурского. Итогом русской экспансии стало заключение в 1858 году Айгунского договора, который фактически пересматривал все условия Нерчинского договора и утверждал российско-цинскую границу по руслу реки Амур. Спустя два года в Пекине был заключён ещё один договор, подразумевавший ещё большие уступки в российскую пользу. Китайский император был вынужден пойти на все условия России, опасаясь открытия «второго фронта» на севере страны.

Именно здесь и были заложены предпосылки будущих советско-китайских пограничных конфликтов 1969 года. Дело в том, что в соответствии с Пекинским договором «красная черта» границы была проведена по китайским берегам Амура и Уссури, отдавая реки в полное владение российской стороны, что противоречило устоявшейся практике прокладывания границ по фарватеру судоходных рек и по середине русла несудоходных.

Тучи сгущаются

Айгунский и Пекинский договоры со временем начали восприниматься китайцами как «несправедливые» и «неравноправные», однако, несмотря на это, на протяжении следующих 100 лет приграничные отношения между двумя странами были вполне дружественными.

Исключением стал масштабный вооружённый конфликт 1929 года, когда войска молодой Китайской республики, пришедшей на смену маньчжурской династии Цин, захватили контроль над Китайско-Восточной железной дорогой, являвшейся совместным советско-китайским предприятием. Тогда Красная армия в течение двух месяцев разгромила солдат Чан Кайши, и на восточной границе двух государств снова воцарился мир, прервавшийся лишь сражениями Второй мировой.

В 1949 году после победы в гражданской войне к власти в Китае пришли коммунисты во главе с Мао Цзэдуном и провозгласили создание Китайской Народной Республики. Вплоть до конца 1950-х годов СССР был лучшим другом КНР и помогал «коммунистическим братьям» обучать армию, строить промышленность и поднимать сельское хозяйство. Но как только Мао Цзэдун окреп, молодое государство начало выдвигать территориальные претензии к соседям, стремясь упрочить своё международное положение. В 1958 году КНР вступил в конфликт с Тайванем из-за спорных островов, в 1960 году развязал высокогорную войну с Индией из-за нескольких спорных территорий в штате Кашмир. Советский Союз с его «неравноправными» договорами был следующим на очереди.

Председатель Китайской Народной Республики Мао Цзэдун во время голосования на выборах, 1958 год

ТАСС

Существенные разногласия между двумя коммунистическими державами начались в конце 1950-х годов. Мао Цзэдун остался очень недоволен знаменитым докладом Хрущёва о развенчании культа личности Сталина на ХХ съезде КПСС и новым советским курсом на «мирное сосуществование» с западными капиталистическими странами. По мнению китайских коммунистов, их советские коллеги отклонились от верного пути и больше не могли выступать авторитетом в мире стран, стремящихся к коммунизму. А значит, пришло время забрать то, что «причиталось китайцам по праву».

Начиная с 1960 года руководство Китая начало проводить враждебную политику по отношению к СССР, обвиняя его в «империализме», «соглашательстве» и предательстве интересов трудового народа. Тогда же по официальным дипломатическим каналам Китай выдвинул претензии к советской стороне по поводу спорных территорий (1,5 миллиона квадратных километров!), одновременно начав провокации на границе с участием военных и гражданских лиц — каждый год советская сторона фиксировала от нескольких сотен до тысячи таких инцидентов. В 1964 году по инициативе советской стороны были проведены переговоры о спорных участках на границе, но они не дали никакого результата.

Напряжённость стремительно росла. С 1965 года на восточной границе начали случаться массовые драки пограничников, появились первые раненые и погибшие с обеих сторон, но до применения огнестрельного оружия дело до сих пор не доходило. Первым серьёзным столкновением СССР и Китая стал конфликт на острове Даманский в марте 1969 года, закончившийся полномасштабным сражением. Но широко известное сражение на Даманском, о котором написаны десятки книг, стало не единственным открытым конфликтом двух коммунистических стран. В том же 1969 году произошли ещё как минимум два столкновения, которые едва не привели к последствиям мирового масштаба.

«Будем готовить настоящую операцию…»

Через два месяца после событий на Даманском китайцы предприняли новую попытку «разжиться» небольшим кусочком советской территории. На этот раз был выбран участок границы с Казахской ССР в горах на востоке Алма-Атинской области.

Утром 2 мая двое наблюдателей с заставы «Дулаты», принадлежавшей Маканчинскому погранотряду, заметили группу пастухов, переходящих государственную границу вместе со своим стадом овец. Такие инциденты происходили тут постоянно — пограничники всё время были в напряжении, ожидая провокации со стороны китайских военнослужащих, маскирующихся под чабанов. Начальник заставы майор Загидулин, получив тревожное сообщение наблюдателей, выслал на место усиленный пограничный наряд, а вскоре и сам отправился туда же вместе с резервной группой из 18 человек.

Прибыв на место, пограничники обнаружили помимо группы чабанов целую толпу китайских солдат, прятавших оружие под форменными куртками. Китайцы в сопровождении двух кинооператоров, фиксировавших всё происходящее на плёнку, выдвинулись на советскую территорию на несколько сотен метров и вели себя вызывающе — размахивали руками, выкрикивали оскорбления в сторону советских пограничников. В то же время наблюдатели докладывали, что с сопредельной территории в сторону нашей границы движутся ещё несколько групп китайцев по 20−30 человек.

Приказав занять рубежи прикрытия, Загидулин вызвал поддержку и стал следить за развитием событий — пастухи под прикрытием солдат расположились прямо напротив заставы, отвлекая внимание пограничников, а в это время другие группы китайцев начали открыто окапываться на вершинах небольших сопок, лежащих на советской территории.

После событий на Даманском Маканчинский погранотряд, как и все остальные части на китайской границе, был значительно усилен для отражения китайских провокаций. Помимо непосредственного личного состава (по 50 человек на каждой из 14 погранзастав), командование отряда располагало маневренной группой из 180 человек на 17 бронетранспортёрах. Неподалёку, в посёлке Маканчи и селении Бахты, были сосредоточены армейские соединения, включавшие мотострелковый и танковые батальоны, а также некоторое количество артиллерийских частей поддержки. Было налажено взаимодействие и с соседними погранотрядами, готовыми в любую минуту прийти на помощь.

А. Ногайбаев/ТАСС

После прибытия подмоги из соседнего Уч-Аральского погранотряда пограничники построились цепью и выдвинулись навстречу нарушителям. Чабаны, заметив движение военной техники в свою сторону, спешно покинули советскую территорию. Но пока советские пограничники наращивали силы, китайцы успели основательно окопаться на высотах вблизи заставы и продолжали стягивать подкрепления, к вечеру сосредоточив в районе действий уже около батальона пехоты, усилив их артиллерией и миномётами.

Утром 3 мая командование округа сформировало оперативную группу во главе с начальником штаба генерал-майором Колодяжным, офицерские палатки и штабные автомобили заполнили весь плац на заставе «Дулаты». В район вероятных боевых действий начали стягивать армейские части, танки, ракетную и миномётную артиллерию, на Уч-Аральском военном аэродроме к боевым действиям приготовился истребительно-бомбардировочный авиаполк. Началась подготовка полномасштабной военной операции по выдворению нарушителей и восстановлению целостности государственной границы.

Игорь Петров, начальник политчасти оперативной группы, бывший непосредственным участником дулатинских событий, в своей книге «Cоветско-китайские войны» вспоминает интересный эпизод. 6 мая в Дулаты прибыли генерал-лейтенанты П.И. Ионов и М.К. Меркулов. Офицеры штаба оперативной группы, встречавшие их с вертолёта, с удивлением обнаружили на плечах генерал-лейтенантов скромные полковничьи погоны. С помощью этой нехитрой маскировки военачальники хотели скрыть от внимательных китайских наблюдателей, какое серьёзное отношение к конфликту проявило советское командование. Увидев это, командующий Туркестанским военным округом генерал армии Н.Г. Лященко, работавший над планом будущей операции по выдворению китайцев, пристыдил генерал-лейтенантов:

— Перед кем маскируетесь? Пусть эти провокаторы знают, что мы сюда пришли не для игры, будем готовить настоящую операцию!

В период с 6 по 17 мая обе стороны демонстративно совершенствовали свои позиции и проводили рекогносцировки. Ситуация стремительно накалялась — один случайный выстрел или неосторожное действие какого-нибудь младшего офицера могли взорвать напряжение. Но параллельно с подготовкой плана операции советская сторона активно пыталась выйти на переговоры с китайцами об урегулировании сложившегося положения.

В итоге 18 мая, спустя две недели после обострения обстановки, удалось достичь соглашения об отводе войск. Первыми свои части отвели китайские военные, а спустя пять дней — 23 мая — на исходные рубежи отошли и советские войска, оставив на дулатинском участке значительное усиление. Только благодаря выдержке и трезвому расчёту командования советской стороны в этот раз удалось избежать кровопролития, однако напряжённость между двумя странами вокруг спорных приграничных участков продолжала нарастать.

Жаланашколь

Небольшое озеро Жаланашколь лежит в широкой долине между Джунгарским Алатау и хребтом Барлык, запирая собой так называемый Джунгарский проход — древний путь кочевых племён из Центральной в Среднюю Азию. Этим проходом издревле пользовались купцы, следовавшие Великим шёлковым путём из Китая в Средиземноморье, а в начале XIII века знаменитый Чингисхан вёл здесь свои тумены на завоевание богатой Бухары.

В августе 1969 года здесь несли службу пограничники Уч-Аральского погранотряда. С начала мая и до конца июля китайцы предприняли несколько провокаций, и советские пограничники, наученные опытом Даманского и недавними событиями на заставе «Дулаты», были готовы к решительному отпору. Заставы отряда были усилены манёвренными группами на бронетранспортёрах, заблаговременно проведена соответствующая фортификационная подготовка — вырыты окопы и блиндажи.

Утром 12 августа командование отряда получило сразу с нескольких застав доклады о сосредоточении солдат на сопредельной территории. О подозрительной активности китайцев доложили вышестоящему начальству, а пограничников немедленно привели в состояние повышенной боевой готовности. Неоднократные предложения советской стороны о проведении переговоров, сделанные в тот же день по всем доступным каналам связи, остались без ответа. Это могло значить только одно: китайцы готовят очередную провокацию.

Пограничники заставы «Жаланашколь»

Сергей Метелица/ТАСС

Ранним утром 13 августа на участке заставы «Жаланашколь» сразу две группы китайских военнослужащих перешли советскую границу и заняли высоту Каменная, располагавшуюся прямо напротив нашей заставы. Рельеф местности в этом районе был крайне невыгоден для советских пограничников — Каменная была обращена в нашу сторону крутыми скатами, а её вершина свободно простреливалась с господствующих высот, расположенных на сопредельной территории.

Заместитель начальника заставы лейтенант Говор через громкоговоритель на русском и китайском языках начал призывать китайцев покинуть советскую территорию, но те в ответ принялись демонстративно окапываться на высотке. В то же время за их спинами на китайской территории сосредоточились около сотни солдат, готовящихся выдвинуться на помощь своим товарищам. В семь часов утра ещё одна группа китайцев из 12 человек пересекла границу и также двинулась в сторону высоты Каменной.

События развивались так стремительно, что многоуровневая бюрократическая система военного командования попросту не успевала на них реагировать. Когда окончательно стало ясно, что китайцы не собираются отступать, начальник штаба отряда подполковник Никитенко отдал приказ начать военную операцию. Два бронетранспортёра, дежурившие на заставе, выдвинулись вперёд, охватывая высоту с флангов и отрезая её от возможных подкреплений. Едва один из бронетранспортёров под командованием младшего лейтенанта Владимира Пучкова поравнялся с группой нарушителей — те открыли по нему огонь из автоматов. Пучков ответил очередью из крупнокалиберного пулемёта, и завязался бой.

Действовать нужно было решительно — с китайской стороны в направлении высоты выдвинулись ещё несколько групп китайцев, вооружённых стрелковым оружием и противотанковыми гранатомётами. Им навстречу вышла манёвренная группа из трёх БТРов, прибывшая на подмогу с соседней заставы. Под прикрытием бронетранспортёров, зашедших в тыл китайцам и вынудивших их занять круговую оборону, пограничники пошли в атаку на высоту. Развернувшись в широкую цепь, попеременно прикрывая друг друга и поливая китайские окопы огнём, бойцы вышли на гребень высоты, и тут их настигли первые потери. Смертельно ранило сержанта Михаила Дулепова — это именно он первым ещё утром доложил командиру о нарушении границы. На другом фланге тяжёлое ранение получил рядовой Виталий Рязанов, позже он скончается в вертолёте на пути в военный госпиталь.

Участник боя у заставы «Жаланашколь» Владимир Заварницын читает письмо из дома

Сергей Метелица/ТАСС

БТР Пучкова, первым попавший под вражеский обстрел, получил самые значительные повреждения. После окончания боя на нём насчитали несколько пробоин, шесть из восьми скатов оказались пробиты, башня заклинена, а всё внешнее оборудование — антенны, ящики с инструментом и даже крышки люков были сорваны взрывами противотанковых гранат. В ходе боя водитель ефрейтор Пищулев был ранен в правую руку, а командир машины Пучков получил пулю в бедро. Несмотря на это, пограничники до последнего не покидали машину и продолжали поддерживать огнём атакующих товарищей.

Бой был крайне ожесточённым — провокаторы, успевшие отрыть небольшие окопчики на высоте, не собирались сдаваться и сопротивлялись отчаянно. Советские пограничники подбирались к ним вплотную и забрасывали гранатами, дело едва не дошло до рукопашной. Были ранены ещё несколько пограничников, один из них — сержант Виктор Овчинников, получив пулевые ранения обеих рук, отказался покидать поле боя и продолжал руководить своим отделением.

К девяти утра советские пограничники отбили высоту и вытеснили уцелевших китайцев на их территорию. Итогом сражения стали десять раненых и двое убитых с нашей стороны и 19 убитых со стороны противника. Троих китайцев удалось взять в плен, их немедленно отправили на базу отряда в Уч-Арал, но двое скончались по дороге от ранений. Пограничникам достались богатые трофеи — помимо пистолетов, карабинов и одного пулемёта, которыми были вооружены провокаторы, доказательствами китайской агрессии стали несколько кинокамер и фотоаппаратов, с помощью которых китайцы намеревались зафиксировать свой триумф.

Бой на заставе «Жаланашколь» стал одной из славных страниц истории отечественных пограничных войск — советским воинам при минимальных потерях удалось уничтожить группу вооружённых нарушителей, в три раза превосходившую их числом.

Итоги

События вокруг острова Даманский, у посёлка Дулаты и озера Жаланашколь продемонстрировали китайской стороне, что Советский Союз настроен решительно пресекать любые попытки насильственного пересмотра своих границ. По некоторым данным, в конце августа китайская разведка доложила руководству страны, что советские дипломаты ведут тайные беседы со своими коллегами в других социалистических странах с целью выяснить их реакцию на возможный полномасштабный удар СССР по Китаю.

Есть версии, что Мао Цзэдун испугался превентивного ядерного удара, который якобы готовила Москва в этот период. Центральный Комитет Коммунистической партии Китая объявил мобилизацию во всех приграничных с СССР районах, пекинские руководители призвали народ готовиться к полномасштабной войне.

Но скончался лидер коммунистического Вьетнама Хо Ши Мин. 6 сентября на траурные мероприятия в Ханой прибыла советская делегация под руководством председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина. Через своих вьетнамских коллег он обратился к китайской делегации с предложением о переговорах по поводу границы, и Мао тут же согласился.

Алексей Косыгин и Чжоу Эньлай на аэродроме в Пекине

Виктор Будан/ТАСС

Неофициальная встреча Косыгина и премьера Государственного Совета КНР Чжоу Эньлая состоялась 11 сентября на «нейтральной территории» в пекинском аэропорту. Главным её итогом стало соглашение о прекращении любых враждебных акций на советско-китайской границе и остановка всех войск на уже занятых рубежах. Эньлай заявил, что Китай более не имеет территориальных претензий к Советскому Союзу, и в ответ китайцы де-факто получили все спорные территории, которые успели занять к сентябрю 1969 года (в их числе и остров Даманский).

История советско-китайского пограничного конфликта официально завершилась только в 1992 году, когда Россия и КНР ратифицировали соглашение «О российско-китайской государственной границе на её Восточной части». В соответствии с ним граница между двумя государствами была закреплена по фарватеру пограничных рек, что в полной мере устроило обе стороны.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх