Последний полет Гагарина: как на самом деле погиб первый космонавт

27 марта 1968 года погиб первый космонавт Земли Юрий Гагарин, который вместе с лётчиком-испытателем Владимиром Серёгиным совершал рядовой учебный полёт на самолёте МиГ-15. Сразу же после случившегося вся информация о расследовании катастрофы была засекречена, а убитому горем народу СССР сообщили дежурную причину аварии: «Экипаж из-за изменившейся в полёте воздушной обстановки совершил резкий манёвр и сорвался в штопор».

Несмотря на то, что с момента трагедии прошло уже больше 50 лет, вопросов связанных с ней меньше не стало.

Николай Кузнецов, который в 1963—1972 годах возглавлял Центр подготовки космонавтов, выдвинул версию, что причиной гибели экипажа МиГ-15 могло быть плохое самочувствие перед вылетом аса Владимира Серёгина.

Согласно показаниям космонавта Виталия Жолобова, Гагарин уже сидел в кабине самолёта, когда его напарник Серёгин о чём-то очень эмоционально разговаривал по телефону с начальством.

Вероятно, этот нервный звонок отрицательно сказался на сердечной деятельности Серёгина, который и до этого испытывал проблемы со здоровьем.

Кузнецов предположил, что 48-летний ветеран, почувствовав боль в груди, отстегнул для удобства ремни безопасности, а когда машина стала делать вираж с креном 30 , он упал в обморок и всем телом навалился на ручку.

Осознавший серьёзность ситуации Гагарин запросил у диспетчеров возвращение на землю, пытаясь всеми способами избежать катастрофы. Но весь драматизм заключался в том, что Юрий сидел в передней кабине, а при спаренном полёте преимущественное право в управлении имеет тот, кто находится в задней инструкторской кабине.

Все попытки Гагарина выправить ситуация были тщетны, более того он даже не стал катапультироваться. По мнению Виталия Жолобова, Юрий не дёрнул красный рычаг выброса из солидарности с товарищем, а доктор технических наук Сергей Белоцерковский и лётчик Илья Качоровский указывали на особенности конструкции самолёта МиГ-15, в котором первым должен катапультироваться инструктор. Поскольку Серёгин находился без сознания, Гагарин стал заложником рокового стечения обстоятельств.


Под иным углом на трагедию взглянул сотрудник НИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники Игорь Кузнецов, который заострил внимание на отрицательных показаниях измерителя перепада давлений потерпевшего крушения МиГ-15. Проанализировав этот факт, он пришёл к выводу, что летательный аппарат пикировал с разгерметизированной кабиной, в которой резко возросло давление.

Осознав проблему, пилоты приняли решение экстренной посадки, для этого они снизили обороты и совершил правый переворот, после чего вошли в пике, в котором их организмы подверглись аэродинамическому удару, повлёкшему моментальную смерть экипажа.

Правомерность предположения о том, что пилоты погибли еще в воздухе, по мнению Игоря Кузнецова, подтверждается выводами медицинской комиссии, не обнаружившей в останках погибших «гормона страха».

А то, что руль самолёта при крушении находился в положении кабрирования, иными словами набора высоты, он объяснял тем, что при падении самолёт резко налетел на деревья. Именно потому ноги лётчиков сильнее надавили на педали, а рулевая тяга по инерции ушла вперёд, создав эффект того, что пилоты до конца боролись за жизнь. Согласно данным Игоря Кузнецова, причиной разгерметизации Миг-15 стал не закрытый до упора кран вентиляции, за состоянием которого обязан был следить Гагарин.

Версию о неисправности двигателя испытательного самолёта выдвинул авиационный конструктор Валентин Козырев, ссылавшийся на показания свидетельницы, видевшей момент падения, но не слышавшей никаких звуков.

По его соображениям «сердце механической птицы» скорее всего, заглохло на высоте 1280 метров, в том самый момент, когда летательный аппарат оказался в густом дождевом облаке.

Начавший проходить через двигатель холодный воздух, остудил его температуру до отметки ниже 220 С, когда происходит возгорание керосина. Переохлаждённый водяной пар и снежные хлопья, понизили температуру в камере сгорания, а лётчики-испытатели, добавив газу, перевели мотор на взлётный режим. Возникшие в тот момент в камере сгорания автоколебания, привели к тому, что обогащённая кристалликами льда топливно-воздушная смесь принялась пульсировать, сорвав факел горелок и заглушив двигатель.

Попытке пилотов завести мотор мешала высокая плотность воздуха, излишняя скорость полёта и быстрые обороты вращающейся холодной турбины.


На пресс-конференции собранной по поводу очередной годовщины со дня трагической смерти Гагарина член первого отряда космонавтов Алексей Леонов озвучил версию, которую 1985 году выдвинул генерал-лейтенант авиации Сергей Белоцерковский.

По его убеждению самолёт Гагарина и Серёгина попал в полосу воздушного вихревого течения образовавшегося от пролёта в зоне их пилотирования другого самолёта. Именно спутная струя послужила причиной сваливания МиГ-15 в штопор, и если бы экипажу была передана верная метеосводка, о том, что нижняя граница облаков находиться не на 900-х метрах, а несколько ближе к земле, то они вероятно смогли бы исправить ситуацию.

Ссылаясь на секретные материалы комиссии по расследованию крушения, Алексей Леонов рассказал журналистам, что роковое сближение с МиГ-15 на расстояние равное 10–15 метрам допустил сверхзвуковой перехватчик Су-15, вылетевший с аэродрома «Жуковский». Не называя имени нарушившего лётный режим пилота, он был уверен, что именно этот запрещённый манёвр перевернул самолёт Гагарина, вогнав его в пагубный штопор.


В ходе исследования места падения МиГ-15 экспертами были обнаружены останки не только его фюзеляжа, но и большое число осколков радиопилотов и радиозондов.

По стечению обстоятельств приблизительно в то же время, когда Гагарин-Серёгин взлетали с аэродрома «Чкаловский» Физический институт АН СССР запустил в воздух радиозонд, который на высоте 3000 метров оказался в области их испытательного полёта.

Теоретически этот аппарат мог оказать влияние на поведение самолёта под управлением первого космонавта мира. Не акцентируя внимание на этой версии, члены комиссии, тем не менее, оставили запись, о возможном столкновении воздушного судна с зондом, повредившим 60% остекления кабины пилотов.

Народ, словно неудовлетворённый количеством неофициальных вариантов гибели Гагарина, выдвигали свои экстравагантные версии. Согласно одной из них первый космонавт погиб несколькими днями раньше, при совершении засекреченного полёта на Луну, а падение МиГ-15 было всего лишь фальсификацией.

По другой версии руководство СССР завидовало бешеной популярности Гагарина, а потому спецслужбам было дано задание имитировать авиакатастрофу, а Юрия отправить в психбольницу, предварительно сделав ему пластическую операцию.

Источник ➝

Победный таран капитана Матвеева. Как элиту люфтваффе спустили на землю

В Музее Победы хранятся личные фотографии комэска Владимира Матвеева. А посвященные ему стихи раньше знали наизусть многие ленинградцы.

В боях под Ленинградом части вермахта поддерживали с воздуха 760 самолетов 1-го воздушного флота Германии и 307 финских машин. Соотношение сил было примерно 2 к 1 в пользу гитлеровцев, вспоминал маршал Александр Новиков, в Великую Отечественную командовавший авиацией Ленфронта.

Пилоты элитного подразделения люфтваффе – эскадры Grunherz были мастерами воздушного боя и славились тем, что понесли наименьшие потери в сражениях в Испании, Франции, битве за Британию.

Однако над Ленинградом уже к 22 июля 37 из 112 летчиков эскадры погибли или пропали без вести. Многих немецких асов советские летчики «ссаживали» с небес, применяя оружие последнего шанса – таран. За сорок первых дней обороны Ленинграда защитники неба над ним совершили 20 таких ударов.

После боя, закончившегося тараном, за семь месяцев 1941 года капитан Матвеев сбил еще 13 самолетов

«Вернулся я в штаб на Дворцовую площадь поздно и сразу же потребовал боевую сводку дня. Ничего утешительного в ней не было. Правда, под Лугой противник безуспешно пытался занять предполье, но на новгородском направлении соединения 56-го моторизованного корпуса теснили нас на Сольцы. Наша авиация, пользуясь улучшением погоды, все светлое время висела над войсками гитлеровцев, нанося по ним бомбовые и штурмовые удары. По предварительным данным, советские летчики только на лужском направлении уничтожили за двое суток – 11 и 12 июля – 60 танков и около 100 автомашин с мотопехотой врага. Отдельно от сводки лежала телефонограмма. «Опять потери!» – с горечью подумал я. Но на этот раз ошибся. В телефонограмме сообщалось о подвигах двух летчиков-истребителей: командира эскадрильи 154-го иап коммуниста Матвеева и командира звена 19-го иап кандидата в члены партии Антонова. Оба сбили вражеские самолеты тараном», – вспоминал маршал Новиков.

Капитан Матвеев в небе Северной Пальмиры новичком не был. В советско-финскую войну получил самую уважаемую солдатскую медаль – «За отвагу». С первых дней Великой Отечественной на фронте. 7 июля 1941 года командир эскадрильи 154-го истребительного полка Северного флота в «собачьей свалке» – воздушном бое, когда рубились не на жизнь, а на смерть несколько десятков машин, израсходовав весь боезапас своего МиГ-3, таранил Ме-109 – концом плоскости срезал хвостовое оперение фашистского истребителя. Вражеский самолет упал у деревни Малютино, советский ас сумел дотянуть до своего аэродрома и благополучно приземлиться.

Звание Героя Советского Союза присвоено Матвееву 22 июля 1941 года. Орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» в Смольном ему вручал член Военного совета фронта корпусной комиссар Николай Климентьев. Поэт Александр Прокофьев написал о подвиге Матвеева:

Все мы, все мы нынче ленинградцы,

Как и ты, товарищ капитан,

Враз решивший:

– Драться, так уж драться.

Кончились патроны – на таран!

Капитан Матвеев получил новое назначение – командовать 158-м иап 39-й иад ВВС Северного фронта. С конца декабря 1941 года полк перебазировался на полевой аэродром Подборовье и приступил к сопровождению транспортных самолетов в блокадный Ленинград. Когда в полную силу заработала ледовая дорога через Ладогу, полк прикрывал войска 54-й армии, обеспечивал охрану путей и моста через реку Волхов. За семь месяцев капитан Матвеев сбил 13 вражеских самолетов. Летчики авиаполка, которым он командовал, уничтожили за это время 69 немецких асов.

Погиб 1 января 1942 года над Ладогой, прикрывая Дорогу жизни. Но и в последней своей схватке советский ас сумел сбить вражеский Ме-109. Похоронили героя в родном Ленинграде, на Северном кладбище.

Сын летчика Владимир Владимирович Матвеев служил в Пограничных войсках СССР, уволился в запас в звании полковника. В его семье чтут память о знаменитом дедушке – с любовью оформили альбом с документами и фотографиями военной поры, пять снимков Владимира Ивановича передали в Музей Победы.

Наталья Катрич,
ведущий специалист по связям с общественностью Музея Победы

Популярное в

))}
Loading...
наверх