Что делал бы СССР после ядерного удара США

 


После 1949 года, когда Советский Союз обзавелся собственной атомной бомбой, военное столкновение сверхдержав неизбежно привело бы к взаимным ядерным ударам. И в СССР, и в США существовали сценарии действий на случай ограниченной или массированной ядерной атаки.

Апокалипсис по-американски

Поначалу обмен ядерными ударами с коммунистическим блоком не рассматривался руководством США как катастрофа. На этот случай было заготовлено несколько планов, предполагавших продолжение войны обычными средствами.
Например, в соответствии с планом 1949 года под названием «Дропшот», Америка и ее союзники должны были противостоять вторжению русских на Ближний Восток, в Западную Европу и Японию. При этом предполагалось, что многие страны сохранят нейтралитет. Несмотря на применение русскими химического и биологического оружия, американцы рассчитывали остановить их на Рейне и в Альпах, а затем перейти в контрнаступление и дойти до Москвы, чтобы в дальнейшем полностью оккупировать Россию.

После достижения СССР и США ядерного паритета в 1960—80-х возникла ситуация, когда в результате удара противника (первого или ответного) крупнейшие города и военные базы Америки уже через час лежали бы в руинах. Согласно плану уничтожения оборонных объектов США, составленному советскими стратегами, меньше всего пострадали бы такие штаты, как Орегон, Аризона, Западная Вирджиния, Юта и Луизиана. Остальные территории были бы в значительной мере разрушены и заражены радиацией. 50—60 млн американцев погибли бы сразу, остальные, включая президента и конгрессменов попытались бы укрыться в убежищах.

Дальнейшие действия выживших американцев должны были регулироваться секретным Единым интегрированным оперативным планом SIOP. Согласно ему, захват территории СССР и Китая уже был необязательным — предполагалось, что ядерная бомбардировка сделает их «нежизнеспособными обществами». Американские военные, согласно документу 1963 года, лишь должны были «убедиться» в том, что послевоенный баланс сил сместился в пользу США.

СССР: постъядерный блицкриг

В случае применения американцами стратегического ядерного оружия, скорее всего, погибло бы 50—70% населения Советского Союза, в том числе жители Ленинграда, Москвы, Киева и Новосибирска. Но в сельской местности люди бы остались. Выжить также удалось бы партийным руководителям, специалистам и квалифицированным рабочим, которые укрылись бы в бомбоубежищах. Сохранение производства и командного состава армии предопределило бы продолжение войны. Часть заводов переместилась бы в подземные цеха, другая была бы эвакуирована в наименее пострадавшие местности. Методички гражданской обороны предписывали в числе первых мероприятий массовое захоронение трупов погибших. Одновременно с этим оставшиеся войска, в том числе за границей, должны были продолжать боевые действия обычными средствами.

«В отличие от западных разработчиков военных планов, советские стратеги исходили из того, что их массированный удар лишь создаст условия для победы в войне, которая будет одержана классическим способом — с захватом территории противника», — утверждает, например, чешский исследователь Петр Лунак.

На учениях Организации Варшавского договора отрабатывались планы, когда ядерные удары уничтожали лишь часть стран, а остальные государства продолжали бы войну с Западом. Например, в 1979 году была проведена военно-штабная операция «Семь дней до реки Рейн». По легенде, взаимными ударами ядерного оружия должна была быть полностью уничтожена Польша, а в ответ ее коммунистические союзники бросили бы танки на Западную Европу. За 9 дней они должны были дойти до французского города Лиона, а остановилось бы наступление только в Пиринеях.

Разумеется, реальность могла бы поставить крест на всех этих планах из-за возможных непросчитанных последствий бомбардировок — глобальной «ядерной ночи» и резкого похолодания из-за выброса в атмосферу большого количества сажи от пожаров. Кроме того, увидев масштабы разрушений, солдаты могли бы отказаться выполнять любые приказы.

Тимур Сагдиев
Источник ➝

Владимир Щербицкий и его время



Интересная статья Юрия Латыша о руководителе Советской Украины Владимире Щербицком.

Владимир Щербицкий и его время

Главной заботой В. Щербицкого было народное хозяйство – прежде всего, стремительно развивавшаяся промышленность. За годы его пребывания на высших руководящих должностях в Украине в 5 раз выросли объемы промышленного производства, почти удвоилась сельскохозяйственная продукция. В начале 1980-х годов Украина производила промышленной продукции в 3,7 раза больше, чем весь Советский Союз в довоенном 1940 году.
Она давала около 1/5 промышленной и сельскохозяйственной продукции СССР, добывала 27% угля, 52% железной руды, производила 35% стали, 45% металлургического оборудования, более 95% магистральных тепловозов, 24% тракторов, 21% зерна, 23% мяса и молока, более 50% сахара.

* * *

В «эпоху Щербицкого» значительно повысилось благосостояние населения, количество горожан превысило количество сельских жителей, произошла индустриализация быта, насыщение его бытовой техникой, увеличилась сеть больниц, санаториев и домов отдыха. Численность населения возросла с 43,1 млн. человек в 1961 году до 52 млн. в 1991 году; уровень урбанизации с 45,7% в 1959 году – до 66,7% в 1989 году.

В 1970-е годы потребление мяса и мясопродуктов в расчете на душу населения в Украине увеличилось на 47%, молока и молокопродуктов – более чем на треть, яиц – почти вдвое. Существенно возросло потребление овощей, фруктов, масла, сахара, рыбы и рыбных продуктов. Хотя спрос не на все продукты удовлетворялся, существовал дефицит и продуктовые очереди, а уровень потребления овощей и фруктов оставался недостаточным.

За период с 1961 по 1980 годы было построено 379 608 тыс. кв. м жилья, новые квартиры получили 34,4 млн. человек. Масштабы строительства поражали – в Киеве ежедневно в среднем возводился стоквартирный дом. Обеспеченность жильем выросла с 9,9 кв. м. на человека в 1960 году до 14 кв. м в 1980 году (а на момент выхода В. Щербицкого на пенсию составляла 17,6 кв. м). Но и этого было недостаточно: в 1981–1985 годах очередь на жилье насчитывала 1,5 млн. человек. Бывали случаи, когда она растягивалась на 10–15 лет.

* * *

По состоянию на 1960 год в Украине на 1000 человек приходилось 7 холодильников и морозильников, в 1972 году – уже 107, а в конце «эпохи Щербицкого», в 1989 году – 288; стиральных машин – 13, 155 и 205 соответственно; электропылесосов – 5, 37 и 144; телевизоров – 17, 192 и 322. По инициативе В. Щербицкого заводы тяжелой промышленности в Украине были обязаны выпускать домашнюю утварь. Как-то на совещании в ЦК директор Харьковского тракторного завода заикнулся, мол, зачем нам эти сковородки. «Конечно, тракторы важны, – сказал ему первый секретарь. – Но людям надо и еду в чем-то готовить».

* * *

Медицинское обслуживание было бесплатным, а сеть лечебных учреждений одной из самых широких в мире. В Украине с 1970 по 1985 годы численность врачей выросла на 60%. На 10 000 населения в СССР приходилось 38,9 врача (1985). В то время в Японии эта цифра составляла 17,5 врачей, во Франции – 17,9, в Великобритании – 18,3. Кстати, в «эпоху Щербицкого» никто из руководителей Украины в Москве не лечился: предпочтение отдавали киевским медикам. О загранице и речи не шло. Когда к первому секретарю ЦК доходила информация, что кому-то предлагают оперироваться в Белокаменной, Владимир Васильевич всегда спрашивал: «А что, у нас некому оперировать?»


Украина (особенно Крым) покрылась сетью санаториев, пансионатов, домов отдыха, где стоимость отдыха составляла чисто символическую сумму. Члены профсоюза платили от 10 до 30%, где-то 18-24 руб. за 21 день. Стоимость отдыха детей в пионерских лагерях колебалась от 4 до 12 руб. В 1975 году количество лиц, проводивших отпуск и каникулы за пределами постоянного места жительства, достигала в СССР 140–150 млн. человек – это около половины населения страны – и на тот момент составляло 20% от всего количества туристов в мире. Но отдых за рубежом для советских людей был малодоступен. Чаще всего его возможности сводились к туристическим поездкам в страны соцлагеря.

О высоком культурно-образовательном уровне населения свидетельствовал тот факт, что к середине 1970-х гг. книжный фонд библиотек Украины превышал 600 млн. томов. Ежегодно в республике издавалось около 140 млн. экземпляров книг, разовый тираж периодических изданий составлял 35 млн. экземпляров. Каждая семья в среднем выписывала 5–6 газет и журналов. В середине 1970-х годов разными формами обучения было охвачено 16,5 млн. человек, в начале 1980-х годов – уже 19 млн., то есть треть населения.

* * *

Много внимания В. Щербицкий уделял спорту. В Украине было открыто 10 училищ олимпийского резерва, 19 факультетов физического воспитания при педагогических институтах. По инициативе «первого лица» в республике была разработана программа развития физкультуры и спорта. Целенаправленный комплексный подход к развитию физической культуры позволял спортсменам успешно выступать на всесоюзных и международных соревнованиях. А в 1980 году Киев принимал футбольный турнир Олимпийских игр.

С «эпохой Щербицкого» часто ассоциируют усиление русификации, а также репрессии против диссидентов и правозащитников. Это вызывало очень острую реакцию в диаспоре, где пресса именовала первого секретаря ЦК КПУ «мясником Украины». Действительно, с 1960 по 1977 годы доля учащихся русскоязычных школ в Украине возросла с 30,4 до 41,3%. Русский язык занял ведущие позиции в науке, высшем образовании, даже объявлялся «вторым родным». Росла доля книг, изданных на русском языке, но газеты и журналы оставались преимущественно украиноязычными. По состоянию на 1989 год тираж украиноязычных и русскоязычных книг соотносился как 50 на 50. Годовой тираж журналов на украинском языке составил более 87%, а разовый ежедневный тираж газет выходил в соотношении 2/3. И хотя эти процессы начались задолго до того, как ЦК КПУ возглавил В. Щербицкий, и проходили во всех советских республиках, многие представители интеллигенции воспринимали 1970-е годы особенно болезненно. Ходили слухи, что для того, чтобы успокоить интеллигенцию, первый секретарь даже пообещал не быть для Украины «вторым Кагановичем».

* * *

В. Щербицкий был настоящим трудоголиком, который редко мог переключиться на что-нибудь, кроме работы. «Меньше громких слов, пышных, стереотипных фраз, больше деловитости, конкретной практической работы ...», – призывал он подчиненных. На работу приходил в 9 утра, уходил перед или после просмотра программы «Время» (начиналась в 21.00). Но после 19.00 старался не беспокоить подчиненных. Даже традиционные совместные обеды членов Политбюро и секретарей ЦК КПУ использовались для согласования рабочих вопросов. Из 45 дней отпуска он отдыхал месяц – но и во время отдыха практиковал поездки и встречи. Будучи довольно жестким руководителем, Щербицкий любил держать подчиненных «в тонусе», часто критиковал – хотя, в отличие от предшественников, избегал «крутых» разговоров и «накачек», редко повышал голос, не сквернословил, – но всегда поддерживал тех, кто хорошо справлялся с работой. Член ЦК Иван Дробот отмечал, что он не встречал в своей жизни более вежливых и интеллигентных людей, чем Щербицкий, который никогда не позволял себе унижать людей.

* * *

За годы управления республикой В. Щербицкий стремился избавиться от обременительных партийных ритуалов. В частности, он отменил встречи первого секретаря на границе областей с традиционным застольем, встречу Нового года руководителями республики. На совместные празднования члены Политбюро, секретари ЦК, заместители председателя Совета Министров с женами собирались лишь 1 мая и 7 ноября в Залесье. В. Щербицкий был против того, чтобы руководители обзаводились частными домами, дачами, машинами. Из-за этого можно было потерять не только должность, но и партбилет. Не одобрял лидер КПУ и стремление чиновников учиться в аспирантуре и защищать диссертации, хорошо зная цену таким «ученым». Абсолютное большинство мемуаристов свидетельствуют о личной скромности В. Щербицкого и неприхотливости в быту. Как все люди, пережившие военное лихолетье, он был очень экономным и даже следил, чтобы в квартире не горел зря свет. Его жизненный принцип гласил: «А что скажут люди?». Другим емким выражением Щербицкого были слова: «Есть члены партии, а есть коммунисты. Так вот я – коммунист».

Читатью статью полностью с большим кол-вом фотографий можно здесь http://liva.com.ua/vladimir-sh...

Разумеется, так хорошо, как при Щербицком, Украина в обозримом будущем жить не будет.

Популярное в

))}
Loading...
наверх